Суд установил вину медиков в смерти женщины от ЭКО PDF Печать E-mail
13.12.2011 15:38

   12.12.2011 г. состоялось заседание суда в г. Екатеринбурге с участием специалистов Пермского медицинского правозащитного центра.
   Руководитель ПМПЦ  Е.В. Козьминых и директор Екатеринбургского филиала В.Г. Каратаев представляли интересы жительницы Свердловской области в Верх-Исетском районном суде в связи со смертью в апреле 2011 г. ее 31-летней дочери – Е. Масленниковой, которой проводилась услуга по ЭКО в Екатеринбургском НИИ охраны материнства и младенчества.
   Смерть пациентки наступила от «синдрома гиперстимуляции яичников», вызванного введением гормональных препаратов, применяемых для ЭКО, при этом со стороны работников НИИ ОММ были выявлены многочисленные дефекты при обследовании, профилактикелечении и госпитализации больной, в результате чего судом принято решение о взыскании с ответчика 200 000 рублей компенсации морального вреда в пользу матери погибшей пациентки.

 

    Странным является не столько унизительно низкая сумма компенсации морального вреда, взысканная судом за смерть молодой здоровой женщины, сколько непонимание врачами степени ответственности, которая возлагается на них при оказании медицинской помощи, игнорирование выявленных экспертами дефектов и примеров  реальной судебной практики
   Примечательно, что за 2 недели до начала программы ЭКО у Масленниковой Е.В. в  том же Екатеринбурге состоялось судебное решение по практически идентичному делу в связи со смертельным исходом от введения тех же гормональных препаратов в одной из частных клиник уральской столицы.
   Решением Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 14.01.2011 г., принятым на основе комиссионной судебно-медицинской экспертизы были установлены многочисленные дефекты, приведшие к смерти пациентки Ю. Селивановой, лечившейся по программе вспомогательных репродуктивных технологий. В результате в пользу родственников была взыскана компенсация морального вреда в сумме 3 200 000 рублей.
  Однако, ни лечащие врачи, ни  руководство НИИ ОММ даже не поинтересовались негативным опытом своих коллег, не проанализировали причины смертельного исхода у пациентки, наступившего при сходных обстоятельствах, не воспользовались консультацией специалистов в данной области или  юристов в сфере медицинского права, разбиравших данный случай.
   В итоге врачи НИИ ОММ «наступили на те же грабли», допустив аналогичные дефекты, а их пациентка погибла от ошибок, которые уже были предметом рассмотрения в Железнодорожном районном суде и явились основанием для принятия решения в пользу пострадавших.
   Что касается суммы компенсации морального вреда в 200 000 рублей, назначенной судом по делу Елены Масленниковой, то такой мизерный размер при смертельном исходе от врачебных ошибок уже много лет не взыскивают суды даже в самых отсталых российских райцентрах.
   Современная судебная практика уже давно перешагнула миллионный рубеж взыскания компенсации морального вреда даже с мелких районных больниц, не говоря уже о крупных федеральных учреждениях.
   Так, например, три года назад решением суда в райцентре (г. Муравленко) от 18.03.2008 г. взыскано 1 000 000 рублей в пользу материдополнительно – 800 000 рублей – в пользу отца) пациентки, умершей от исходного тяжелого заболеванияменингита, когда врачи вследствие своих упущений всего лишь не смогли предотвратить смертельный исход; решением Железнодорожного районного суда г. Новосибирска от 24.09.2010 г.  взыскана компенсации морального вреда в сумме 3 000 000 руб. в пользу матери по случаю перинатальной смертностипроцессе родов); решением Мотовилихинского районного суда г. Перми от 15.02.2011 г. взыскано 2 000 000 руб. по случаю смерти пациентки во время эндоскопической операции.
   Есть также судебные решения на сумму 500 000 – 900 000 руб., но в этих случаях умершие пациенты, или изначально страдали тяжелым заболеванием, повлекшим смертельный исход, или ответчиком по делу являлись настолько «захудалые больницы», что у них не было денег даже на ремонт давно протекающей кровли (хотя, согласно закону, это не имеет юридического значения - суд не вправе мотивировать уменьшение суммы компенсации вреда имущественным положением юридического лица, и, кроме этого, деньги выплачиваются  не самими больницами, а бюджетом соответствующего города или из федерального источника, как в случае с НИИ ОММ).
   Размером в 200 000 рублей компенсации за смерть здоровой пациентки, наступившей в результате врачебных дефектов районный суд г. Екатеринбурга продемонстрировал свою отсталость в оценке размера компенсационных выплат по смертельным исходам в медицине, несоответствие своего взгляда современным параметрам сложившейся в РФ судебной практики
   Совершенно закономерно матерью умершей пациентки подана кассационная жалоба во вторую инстанциюСвердловский областной суд.

 

Поиск

         Юристы ПМПЦ



 
   





Статистика

Пользователи : 3
Статьи : 60
Просмотры материалов : 230873

он-лайн

Сейчас 16 гостей онлайн